Загрузка

Либеральные репрессии в цифрах

Либеральные репрессии в цифрах

Тайну ускоренного вымирания народа на постсоветском пространстве раскрыл врач и философ Игорь Гундаров.
„Либеральные репрессии в России в 1989–2011 годах” — семинар под таким наименованием провел на днях в Институте динамического консерватизма Игорь Гундаров. Врач, философ, социолог, демограф.
Именно он первым заявил о том, что главная причина ускоренного вымирания не только русских, но и многих других народов на постсоветском пространстве лежит в духовной сфере. В атмосфере всеобщей злобы и смертельной тоски, в осознании беспросветности жизни. И потому для выхода из смертельного кризиса нам нужен новый общественный строй: социогуманизм. И особые механизмы объективного контроля за действиями любой власти.
Ибо нас уже ждут самые суровые испытания и настоящая экономико-демографическая яма!
Субъекту стратегического действия — объективный контроль
Доктор медицинских и кандидат философских наук Игорь Алексеевич Гундаров — автор книги „Демографическая катастрофа России”.
Как он сам говорит, его ум сильно воспламенила статья Андрея Фурсова о необходимости формирования ССД — субъекта стратегического действия — в стране. Ведь иначе ей не выйти из кризиса деградации и смерти. Но та же логика породила законный вопрос: а каким должен быть государственный механизм, который, с одной стороны, обеспечит власти свободу инновационного действия. А с другой — предохранит народ от разрушительных ошибок и злоупотреблений властью? Как сделать так, чтобы разные, сменяющие друг друга лидеры и политические партии были вынуждены действовать не в ущерб национальным интересам?
— Такого безотказного механизма преемственности государственных действий, как мне кажется, еще не существовало, — считает Игорь Алексеевич. — Даже институт монархии давал многочисленные сбои…
Вопрос сей крайне актуален. В стране, по словам эксперта, начинается новая перестройка. К тому же — еще и с ускорением. Однако резервы страны, ее запас прочности — на исходе. К чему привела первая (горбачевская) перестройка, известно.
— Тогда у страны еще были значительные накопления. Ельцинские реформы продолжили разрушительные действия. Путинская „стабилизация” закрепила развал. И где гарантия от того, что медведевская модернизация не усугубит ситуацию? — спрашивает эксперт.
По его словам, контролирующий механизм непременно понадобится и в случае, если возникнет ССД и к власти придут патриоты („например, мы”). Казалось бы, зачем он нам, коли мы поставим своей целью делать стране только добро? Но так ведь думает любой, кто идет на Олимп власти. Горбачев с женой также мечтали не о крахе/развале, а о величии страны и своем величии. (Рассказывая об этом, И. Гундаров сослался на откровенные разговоры своего тестя в Кавминводах с самим М. Горбачевым в бытность того первым секретарем Ставропольского крайкома КПСС, а также на свои беседы с дочерью генсека). Крах перестройки и гибель СССР стали потрясением для семьи Горбачевых. Именно тяжелая депрессия буквально сожгла жену Горбачева. Была хозяйкой полумира — а потеряла все. Депрессия сломала адаптивные механизмы — и Раису Горбачеву уничтожил рак.
А Ельцин? И. Гундаров прочитал его президентскую предвыборную программу 1996 года. Тут и объединение на основе идеалов свободы, справедливости, и патриотизма. И уважение к собственным традициям. Равенство всех перед законом, приоритет духовности и культуры. Стремление обеспечить благосостояние народа. Вырастить здоровых и счастливых людей.
— У всех были благие намерения. Но известно, что ими и выстлана дорога в ад, — замечает Игорь Алексеевич. — Желание добра Отечеству совсем не гарантирует от причинения ему зла. Поэтому, когда мы придем к власти, нужно перво-наперво избежать известного „эффекта дракона”. Так, чтобы убив дракона, мы сами не стали чудовищами…
Иуды и Петры неизбежно будут…
Полагаться в этом только на самого человека во власти невозможно. („Это я вам говорю как врач-психолог!” — считает эксперт). Именно для этого и нужны гарантирующее-предохранительные механизмы.
Почему они нужны? Мудрая наша вера в истории Христа несет тончайшее наблюдение-предупреждение. Вокруг Христа собрались 12 апостолов. Пассионарных, желающих изменить жизнь к лучшему. Что называется, „элитная выборка”. Но из двенадцати один оказался Иудой. То есть, даже в команде благородных реформаторов и спасителей Отечества изменником может быть один из двенадцати. То есть — около 8% выборки.
— Если мы начнем строить гуманистическое общество (а я — его сторонник), то должны твердо знать — 8% наших соратников нас предадут! — заявляет эксперт.
Однако помимо Иуды среди апостолов оказался и колеблющийся Петр. Если Иуда неисправим, то Петра (трижды отрекшегося от Спасителя) все же можно направить на путь истинный. Правильно поручи ему нужное дело — и он за него жизнь отдаст. Стало быть, помимо восьми процентов иуд в будущей команде (ССД) спасителей России окажется еще и 8% тех, кто может дать слабину. Все вместе — 16%. Каждый шестой. Так что нужно знать: при самых добрых намерениях у национально-патриотической команды, пришедшей к власти — одна шестая часть будущих предателей и колеблющихся. И сразу их не отличишь. Именно для этого во власть и должно встроить механизм, оберегающий нас от сатанинских черт человеческого характера.
— Этим не занимались ни марксизм, ни либерализм. Реально человека никто не знает, — рассказывает И. Гундаров. — Марксисты думали, что нужно лишь отменить частную собственность — и все начнут, взявшись за руки, строить светлую жизнь. Либералы, наоборот, наделили частную собственность статусом панацеи от всех язв и пороков общества. Мол, наступит эра честной конкуренции и не будет никаких картельных сговоров. Но в человеке есть и божественное, и дьявольское. Затем и нужен профилактический механизм, от которого невозможно увернуться…
Принуждение к действию и репрессии
Итак, сама бюрократия никогда не примет закона о контроле над собою. Нужно ее принудить к этому. Для того нужна адекватная по мощи сила. Одним из рычагов формирования такой силы эксперт считает обсуждение в обществе темы либеральных репрессий. Здесь можно подловить нынешнюю власть, принявшуюся муссировать тему „тоталитарных репрессий”. Она вообще пытается свести само понятие „репрессии” к Сталину. Глаголет о „десталинизации”. Самое время поговорить широко о том, во что нам обошелся либеральный эксперимент 1989–201? годов — и что нам придумать, чтобы избежать подобных трагедий в и потерь в процессе исторического строительства.
Что такое репрессии? Например, народ не желает проводить нынешнюю „модернизацию”. Что сделает президент? Начнет принуждать. „А сильно противящихся будет сильно принуждать!” — считает Игорь Гундаров, приводя в пример и реформу ЕГЭ, встретившую почти всеобщее отвращение, и предполагаемую „реформу” школы, и многое другое. А это — новые репрессии.
Обычно на слово „репрессии” Интернет-поисковики выдают тучу ссылок на материалы о сталинской эпохе. Людям впрессовывют в мозги, что репрессии — это либо Сталин, либо Гитлер. А потому, мол, „десталинизация” есть гарантия от повторения огромных человеческих жертв. Это полнейший вздор! Репрессии и массовое уничтожение населения присущи и либералам-„десталинизаторам”.
— И если при Сталине лес рубили — щепки летели (отрицать это бессмысленно), то сейчас уже не щепки — целые стволы летели и летят, — говорит И. Гундаров.
Политические репрессии были в нашей истории и до СССР. Случались они и в других странах. Репрессии известны не только политические. Толковый словарь определяет репрессию как карательную меру, как наказание, исходящее из государственных органов. Репрессия — принуждение со стороны власти одной части населения к чему-то в интересах другой его части. Репрессии могут быть политическими, экономическими, военными и т.д. По конечным результатам это — ограничение политических прав, лишение гражданских свобод, насильственное переселение, высылка из страны, ограничение по доходам, военное подавление, отнятие жизни.
Так вот: если посмотреть на то, что происходило в отечественной демографии последние 25–30 лет, то понимаешь — мы подверглись валу самых жестоких репрессий.
Репрессий либеральных. Шедших под знаменами „борьбы со сталинизмом”…
Цена „реформ” — десятки миллионов жизней
Только что опубликованные результаты переписи населения РФ толкуются официозом успокаивающе: мол, нас 143 млн., с 2002 года мы уменьшились только на два миллиона. А за предшествующие десять лет — тоже на два миллиона. Дескать, четыре потерянных миллиона — неприятно, но не драматично. Можем наверстать. Но это — ложь. Особенно если брать картину не в статике (2010 год к 1990-му), а в динамике. Какой была бы численность населения РСФСР/РФ, если бы рождаемость оставалась на уровне советской, 1980-х годов?
Игорь Гундаров называет цифру: нас сегодня в РФ должно было быть 177 миллионов человек!
То есть, мы де-факто только в РФ потеряли 34 миллиона душ. Если считать Украину и Белоруссию — то еще больше.
И это не эквилибристика. Возьмем динамику смертности в РФ с начала 90-х годов.

— С начала 1990-х смертность у нас резко взмывает вверх, полуторакратно. Это по демографическим законам невозможно! — поясняет эксперт. — При одновременном падении рождаемости. Это назвали „Русским крестом”, но он, к счастью, не русский. Вернее, не только русский, но и литовский, латышский, эстонский, болгарский, румынский, венгерский… Нам специально сместили сознание в сторону выражения „русский крест”. Мол, это дефект вашего национального характера. Дескать, это вы только одни такие ущербные. Но на самом деле, речь идет об общецивилизационном процессе. Какие-то глобальные процессы привели к тому, что сейчас норовят назвать „русским крестом”…
Почему смертность у нас так подскочила? Классическая наука ответа не дает. Что раньше было причиной ранней смертности? Ожирение, холестерин, малоподвижность-гиподинамия, сердечно-сосудистые болезни. В этомс отношении СССР ничем не отличался от Запада. А тут — есть стали меньше, калорийность рациона упала. Гиподинамия уменьшилась — стоит только „челноков” вспомнить. Таблеток от гипертонии пить менее тоже не стали — а сейчас даже больше принимают. А смертность — просто взлетела. На фактор курения это не спишешь: оно дает смертность с лагом в 15–20 лет, да и курить по сравнению с советскими временами больше не стали. Экология? Она даже улучшилась: замерла промышленность, химизация сельского хозяйства покатилась вспять. Чернобыльская радиация никакого влияния на общую картину смертности не оказала.
Не менее поразительно резкое сокращение смертности в 1995–1998 годах. И точно так же удивителен новый ее подскок с 1999 года.
— Если считать правление Бориса Ельцина, то получим 5 миллионов „избыточно умерших”, — показывает эксперт, объясняя, что избыточность — это та смертность, что превосходила в РФ обычную советскую смертность середины 80-х годов.
Правление Путина, заявившего о приоритете сохранения народа — новый вал смертности, 6 миллионов избыточно умерших. Время Медведева — еще 2 миллиона. (Речь идет лишь о 13 миллионах избыточных смертей, а не о тех, кто мог бы родиться — но не родился). Медведев попал на спад смертности.
Однако и тут мы видим странную картину. На спад смертности не повлияли так называемые „приоритетные национальные проекты”: смертность стала уменьшаться (в 2002–2003 гг.) — за два года до их официального объявления. При этом с 2010 года смертность стала опять увеличиваться.
Самое интересное, что смертность с 2003 года стала снижаться и в других республиках СНГ (данные 2003–2009 гг.).

Казахстан — минус 21 процент, Таджикистан — минус 17% — и так далее. Только в Армении и Азербайджане смертность продолжала увеличиваться.
Почему? Официальная наука на сей счет помалкивает.
Беда с рождаемостью
А теперь посмотрим на рождаемость. Итак, дабы нация не вымирала, коэффициент рождаемости должен быть — 2,2 ребенка на женщину. Если ниже — то уже старение и вымирание.
Примерно такой коэффициент был в советской РФ (РСФСР) в середине 1980-х. А дальше пошло страшное, невероятное по скорости падение рождаемости.

Упав почти двукратно, дальше она стала расти. Причем непонятно — рост начался в 1999-м, сразу после дефолта. И так называемые нацпроекты на рост рождаемости особого влияния не оказали.
А теперь посмотрим рождаемость по странам СНГ.

Как видим, рождаемость в 1999–2009 гг. растет везде. Лидируют Армения и Грузия. РФ и Украина — почти на одном уровне. А вот Белоруссия сильно отстает по росту. Что происходит? Наука не знает. Экология? Состояние медицины? Нет — это не то.
Возьмем смертность по некоторым республикам СССР до и после распада страны. Показатели были разные, но изменялись они до конца 80-х параллельно. А дальше — резкое расхождение. Смертность в „восточных” республиках падает, зато у „европейских” (РФ, Украины, Белоруссии, Латвии, Литвы, Эстонии) — растет, да еще как!

Неизбежный демографический кризис: много стариков — и мало молодых
А дальше мы переходим к еще одной беде — каскадным реакциям. К накатывающему на нас острому демографическому кризису: нехватке молодежи. (Этот кризис сам по себе чреват экономическими бедами.
— В демографии есть банальный закон: сколько в этом году родилось детишек — примерно столько же будет у нас молодежи двадцать лет спустя. Столько двадцатилетних студентов, солдат, рабочих… — поясняет Игорь Гундаров.

Здесь пунктиром показано число родившихся с 1972 года по нынешнюю пору. А сплошной линией — число двадцатилетней молодежи в РФ. Оно, как видите, начинает драматическое падение. Это, как видите, тяжелейшая ситуация, которая продлится в и 2030-е годы. Столько молодежи 20-ти лет, сколько было в РФ еще в 2008–2009 гг., не будет ох как долго! Страна стремительно стареет. А старение — это колоссальная социальная (налогово-фискальная) нагрузка на экономику, угнетение производства, острейшая нехватка рабочих рук и мозгов, кризис в образовании, падение обороноспособности. Снижение с 2,4 млн. двадцатилетних еще недавно (последний привет от СССР) — до 1,4 млн. в 2014-м. А это — последствие того, что в 1993–1994 годах число рождающихся провалилось вниз сразу на миллион (с 2,4 млн. рождений в год до 1,4 млн.: привет от Ельцина, Гайдара, Чубайса и т.д.)
Начнется каскадная реакция: падения числа молодых. И увернуться от нее уже невозможно. Причем следующая каскадная реакция (уменьшение числа молодых) последует еще через 20 лет — в 2033–2034 гг. Но ее хотя бы теоретически можно сдержать: если люди 1993 и последующего годов рождения начнут обзаводиться 3–4 детьми на семью. Насколько это реально в условиях нынешней РФ, насколько сейчас тяжело заводить потомство и его содержать, насколько быстро распадаются нынче браки даже молодых — рассказывать не нужно.
— Предотвратить демографический обвал ближайших лет невозможно! — говорит И. Гундаров. — И никакая миграция (на которую уповают нынче в правительстве) нас не спасет. Желающих переселяться в РФ, во-первых, не очень много. Нет в мире „свободных табунов” — чтобы взять и здесь поселить. И как их жилищами обеспечить — если мигранты из Туркестана по миллиону в год начнут приезжать? Да и не дай бог: ведь мы в таком случае получим новое Косово через считанные годы…
Эта проблема сейчас наваливается на нас паровым катком. А общество говорит о чем угодно — но только не об этом…
Это то, что И. Гундаров называет последствиями либеральных репрессий против нашего народа. А Максим Калашников — плодами либерально-монетаристского геноцида под видом „реформ” и последствиями „избавления от имперского бремени” — развала СССР. Избавились от империи, поломали прежнюю цивилизацию, лишились индустрии и налаженной во второй половине ХХ века жизни — и получили демографическую катастрофу. Причем сильнее всего — именно для русских, которых вроде бы избавили от бремени содержания других республик.
Игорь Гундаров

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x