Загрузка

Либералы против либеральных ценностей

Либералы против либеральных ценностей

В последнее время понимание разрушительности либерализма для нашей страны, воспитанное тяжелым опытом 90-х годов, вступает в противоречие с впечатлением той явной, откровенной и во многом честной борьбы, которую ведут многие либералы против произвола правящей бюрократии.
Это противоречие необходимо устранить.
Начнем с самого начала: либеральные ценности неоспоримы. Права личности – от права собственности до прав человека – и конкуренция являются безусловными ценностями, выработанными человечеством в ходе своего развития. И не будем забывать, что заплатило человечество за их выработку весьма дорого.
Однако либеральные ценности отнюдь не являются вершиной, высшей и заключительной точкой человеческого развития; как это ни обидно для кого-либо, но наша цивилизация продолжает прогрессировать и после их выработки. Отказываться от либеральных ценностей просто потому, что после них человечество поднялось к новым вершинам, – такая же нелепость, как «выбрасывание с парохода современности» Достоевского, потому что есть Цветаева, как прекращение получения удовольствия от еды потому, что с развитием технологии появились новые, связанные с техникой потребности.
Отказываться от наследия прошлого нельзя: это значит самим обеднять, грабить, оскоплять себя.
Либеральные ценности отражают стремление к свободе, естественным образом присущее человеку как таковому. Коммунизм побеждал и уверенно прогрессировал как раз тогда, кода он был наиболее либеральным из практически осуществлявшихся учений, и как раз потому, что в то время именно он наиболее полно и органично выражал стремление человека к свободе.
Наша скорбь по поводу жертв 1920-30-х гг. в нашей стране не должна заслонять того бесспорного факта, что Советский Союз, при всех своих недостатках, создавался как наиболее демократическое государство своего времени, в котором в непосредственное управление своим развитием была вовлечена наибольшая часть общества. Советское же государство в наибольшей по сравнению с его соседями и конкурентами степени учитывало мнения и интересы общества.
Именно в этом не формальном, но содержательном демократизме – источник непреходящей силы советской цивилизации, и по сей день остающейся непревзойденной вершиной социального развития и гуманизма.
Именно в этом не формальном, но содержательном и потому успешном демократизме – глубинный, фундаментальный источник лютой ненависти к советской цивилизации нынешних либералов, приватизировавших наряду с заводами сами понятия демократии, прав человека и самой свободы.
Что произошло с бывшими либералами – не только в нашей стране, но и по всему миру?
Искренне стремясь к свободе, они стали выступать против социализма, – как из-за неприятия уравниловки и репрессий (не говоря о личном стремлении к обогащению, чего тот не приветствовал), так и из-за его откровенного загнивания в брежневскую эпоху. Это автоматически поставило их на службу бизнесу как наиболее открыто провозглашающему ценности свободы и, главное, наиболее последовательно противостоящему идеалам социализма.
При этом в сознании либералов – незаметно для многих из них – произошла подмена: идея «свободы для всех», вынуждающая ограничивать антиобщественную деятельность, исподволь вытеснилась идеей «свободы для меня», подразумевающей подавление свободы слабых ради реализации произвола сильных.
Эти деградация и архаизация прошли незамеченными как для самих либералов, так и для их окружения, – и они очень естественно от службы бизнесу вообще перешли на службу наиболее сильной, эффективной и влиятельной части этого бизнеса – крупному бизнесу. В развитых странах это глобальные монополии, и их сегодняшнее политическое выражение – глобальный управляющий класс, а в России это олигархия, тесно сращенная с правящей тусовкой.
(Напомним, что слово «олигарх» – не ругательство. Оно означает бизнесмена, получающего критически значимую часть своей прибыли, которой он не может пожертвовать в результате злоупотребления своими связями с государством. В 2000-е гг., насколько можно судить, основная часть олигархов занимала высокие государственные должности.)
Став выразителями крупнейшего и, как правило, недобросовестного бизнеса, либералы тем самым незаметно для себя завершили свое перерождение, перейдя от отстаивания идей свободы к их полному отрицанию всей своей практикой. Слова, впрочем, остались прежними: диаметрально изменилась лишь их суть.
Отстаивание прав человека выродилось в отстаивание интересов меньшинств против законных прав большинства (в т. ч. алчности эксплуататоров против прав эксплуатируемых), а защита конкуренции – в апологетику произвола монополий и жесточайшее подавление конкурентов под видом апологетики свободной торговли. Защита свободы слова выродилась в свободу исключительно своего слова, вплоть до цензуры и запрета слов оппонентов (в т. ч. под прикрытием обвинений в пресловутом «экстремизме»). Защита политических прав народа незаметно для самих либералов трансформировалась в защиту глобальных интересов американского и израильского государств и твердое убеждение, что легитимность власти в любой стране дает не ее собственный народ, а исключительно сменяющаяся раз в 4 года администрация США.
В результате слово «либерал» стало ругательством, а носители вышеописанной системы ценностей приобрели (причем с легкой руки Сороса, немало поиздевавшегося над тупостью «рыночных фундаменталистов») клеймо «либеральных фундаменталистов» или, сокращенно, «либерастов».
Естественной, но глубоко ошибочной реакцией на эту омерзительную трансформацию в общественном сознании стало отрицание не извращенной формы либеральных ценностей, но самих этих либеральных ценностей – по той же схеме, по которой враги социализма отрицали его (якобы он не существует вне разного рода «извращений»). В этом отрицании нынешние «красные консерваторы» смыкаются с самыми реакционными правыми, по сути дела, фашистскими силами. «Крайности сходятся» снова – и снова в этом нет ничего ни хорошего, ни правильного.
Отрицание прав личности просто потому, что эти права пытаются приватизировать представители правящей тусовки, производящие наиболее гнусное впечатление – от напоминающего военного преступника С.А. Ковалева [1] до вполне сознательно уничтожавшего экономику нашей страны Гайдара, от, вероятно, недолеченного в психушке Подрабинека до пресловутого Чубайса, похоже, жаждущего вновь окунуть страну в кровь и разруху 1990-х гг., – так же наивно, как и отказ от ношения одежды из-за того, что ее носили Гитлер, Горбачев и Ельцин.
Либеральные ценности и в первую очередь их квинтэссенция – стремление к свободе – присущи самой природе человека. Они заложены в нас на психофизиологическом уровне, и отрицать их – значит отрицать самих себя.
Другое дело, что человечество не стояло на месте в течение столетий, прошедших со времени артикуляции и формализации либеральных ценностей. Человечество мучительно продиралось вперед и вверх – и осознало, что либеральные ценности, идеи свободы могут быть лишь коллективными. На оборотной стороны медали свободы написано: «ОТВЕТСТВЕННОСТЬ», и иное невозможно. Ведь ничем не сдерживаемая индивидуальная свобода разрушительна: она уничтожает сначала окружающих, а потом и самого ее носителя. Дзэновский «хлопок одной ладонью» в политике, да и в общественной жизни в целом оборачивается немотивированной пощечиной.
Сегодня в нашей стране либеральные ценности живут в сердце и сознании народа в неразрывной связи с социальными ценностями и патриотизмом. Их нельзя разделить: за этот синтез заплачено слишком много, слишком страшно и слишком недавно, чтобы пытаться не замечать его. Напротив, главная задача политики заключается сегодня в формализации и артикуляции этого синтеза в его единстве и его выражении уже не только литературными, но и непосредственно политическими средствами.
Носители же исключительно либеральных ценностей, натужно пытающиеся противопоставлять их всем остальным ценностям общества, с которыми они на самом деле давно уже нераздельны, столь же современны, что и персонаж Марка Твена, испытывавший непреодолимую потребность подойти к мумии древнеегипетского фараона, чтобы потрепаться с ним о последних новостях.
Однако на их стороне – колоссальная мощь глобального управляющего класса. Ведь они выражают в России интересы не только собственно российской олигархии (в основном коммерческой, а не силовой), но и этого нового класса – пресловутых «новых кочевников», не привязанных ни к одной стране мира, не ответственных ни перед кем и потому рассматривающих хаотизацию человечества как наиболее эффективный путь к увеличению своих богатств и своего влияния.
Выражая интересы коммерческой олигархии или глобального управляющего класса, отечественные либералы противостоят клептократии не как раковой опухоли на теле российского государства, но как части нашего государства. По всей видимости, коррупционеры неприемлемы для основной массы либералов не потому, что они грабят народ России, но потому лишь, что они представляют при этом российскую государственность. Либералы (за небольшим исключением действительно честных и страдающих от мерзости своих политических союзников людей) целят в коррупцию, насколько можно судить, не для оздоровления российской государственности, но, напротив, для ее дискредитации и уничтожения (либо полного подчинения интересам глобального управляющего класса) как таковой.
Соответственно, для здоровых сил России либералы являются сегодня не более чем временными попутчиками – причем, как показывает опыт, попутчиками, постоянно пытающимися обмануть, подставить и дискредитировать своих нелиберальных партнеров. Опыт всех попыток совместных действий с либеральными «вождями», включая «Другую Россию» и Национальную ассамблею (а попытки в этом направлении начались с августа 2005 года), показал их глубочайшую аморальность и недобросовестность, что, строго говоря, естественным образом вытекает из их идеологии.
Их недобросовестность еще более выросла с весны прошлого года, когда либеральный клан перешел во фронтальное наступление, стремясь обеспечить в 2012 году переход всей полноты власти в стране своему несамостоятельному представителю и вернуть тем самым Россию в вожделенные для либералов 90-е годы. При понимании специфики политического явления, получившего в некоторых кругах наименования «ВАЧ-инфекции» (по начальным буквам фамилий Волошина, Абрамовича и Чубайса), крайне важно помнить о единстве либерального клана. Либералы могут находиться во власти или в оппозиции, но при этом они являются частью единого целого, что подтверждает простота и органичность их перехода не только из власти в оппозицию, но и, наоборот, из оппозиции во власть (последний пример – превращение оппозиционера Никиты Белых в лояльнейшего губернатора). Значительная часть либеральной оппозиции ситуативна: у них действительно нет принципиальных расхождений с представителями их клана, находящимися у власти (если, конечно, не считать таковыми степень «допущенности к кормушке»).
Правда, принципиально важно, что сказанное относится к лидерам, «вождям». Рядовые либералы во многом – честные бизнесмены, менеджеры и кое-где еще сохранившиеся интеллигенты, искренне считающие своей Родиной Россию (а не, как выразился один из либералов, «место, где хорошо моим деньгам») и стремящиеся принести ей благо. Поэтому рядовых либералов и особенно активистов нужно отделять от либеральной верхушки и тщательно работать с ними, проводить интенсивную и обязательно честную разъяснительную работу. Помните: в своей массе они – искренне заблуждающиеся люди, способные осознать всю глубину своих заблуждений. Они всегда останутся честными, а в России нет большей силы, чем честный человек.
Либеральные вожди – временные и недобросовестные попутчики в деле разоблачения российской коррупции. Из ценность – ресурсы Запада: от финансовых до информационных. И крошки, просыпающиеся с их пиршественного стола, могут иногда оказываться весьма существенными: надо только уметь использовать их. Рядовые же либеральные активисты – неотъемлемая часть российского народа, которому нужно помочь как можно быстрее прийти к правде, как, собственно говоря, и всем остальным его частям.
P.S. KM.RU продолжит обсуждение этой темы.
__________________________________________________________________________________________________________
1 Будучи уполномоченным президента Ельцина по защите прав человека, С.А. Ковалев в первую чеченскую войну уговаривал российских солдат сдаваться чеченским «борцам за свободу», вероятно, прекрасно понимая, что с нашими солдатами будут делать в плену. Подрабинек же провозгласил «героями нашей страны» бандеровцев, литовских «лесных братьев», чеченских бандитов и всех остальных, кто во время войны бил в спину Красной, а затем и Советской армии, объективно способствуя реализации фашистских планов по порабощению, а затем и уничтожению нашего народа.
Михаил Делягин

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x